Другие новости
Разное Разное
Книги Юрия Дмитриевича
Как дает нам знать Яндекс, книги Юрия Дмитриевича еще можно найти в продаже: Яндекс Маркет
Разное Разное
Восстановлена работа сайта
После продолжительного перерыва восстановлена работа сайта Юрия Петухова.







Добро пожаловать


Пароль:




[ ]

Опрос


Каким направлением творчества Ю.Д. Петухова вы интересуетесь?



Фантастика

История

Публицистика



Написал admin
Голоса: 779


LAN_PLUGIN_FORUM_LATESTPOSTS
Пока нет сообщений

ff

У России и Русских Отнимают будущее . «Литературная газета» №41(6042), 5-11 октября 2005 г.

У России и Русских Отнимают будущее

Фантастика – это Литература,
и писать её должны Писатели.

«Литературная газета» №41(6042), 5-11 октября 2005 г.
(публикуется без сокращений)

У нас, России и русских, отняли нашу страну, Великую Россию (СССР), у нас отняли наши права, привилегии и свободы – и главное право, право жить в обществе, по-строенном нашими отцами и дедами, у нас отняли нашу Русскую и Советскую Историю – Великую Историю… у нас отняли всё: ускоренными темпами истребляя нашу молодёжь и детей, спаивая их, сажая на иглу, продавая за границу на органы, педофилам и в бордели, убивая ста-риков-ветеранов, у нас отнимают жизнь. Но мало «ре-форматорам», мало! Они делают всё, чтобы отнять у нас будущее. В итоге – физически, истребив нас. Но попутно и идеологически – вычеркивая нас, русских людей, из будущего, создаваемого футурологами, сочинителями, писателями-фантастами и прочими прогнозёрами.
Как это делается? Очень просто.
Фантастика – не просто литература, а Литература с большой буквы. Только она даёт писателю возможность развернуться в полной мере, показать героя в реальных и сверхреальных обстоятельствах, испытать его тело и ду-шу на прочность… Недаром все великие наши рано или поздно приходили в эту сверхреальную Литературу и ос-тавляли себя там. Для нас. Для Человечества. Для Буду-щего. Оставляли там наш национальный генотип, наши мечты, чаяния, нашу совесть и нашу жажду справедливо-сти, наши понятия о добре и зле, о чести и подлости – русские понятия – понятия высшей пробы. И мы, благо-даря им, жили не только в настоящем. Мы жили и в бу-дущем. Наши великие – мыслители, писатели, философы, пророки и предвидцы – не просто отводили нам место в грядущем, а не мыслили этого грядущего без нас, рус-ских, без России – зачастую даже выделяя нам мессиан-скую роль, роль спасителей Человечества, носителей его просветленной и обобщенной нами и в нас Души. У этих подлинных титанов ума и пера были веские основания видеть нас созидателями Будущего, созидателями, соз-данными по Образу и Подобию, а, стало быть, вопло-щенными в грядущем в богочеловечество. Титаны отво-дили России и русским ключевые роли…
Но титаны и пророки ушли. И пришли иные. Эти «иные», хотя по метрикам и рождению вроде бы и рус-ские, но всё же иные, нерусские и не наши. А какие же? А такие – выращенные на искусственной… точнее, вве-зенной черт-те откуда почве. Гидропонные. Или англо-понные. А может, и американогенные. Не наши. И не ос-тавляющие нам места в том будущем, которое они уси-ленно строят совместно со своими нерусскими кумира-ми-сочинителями – строителями своего, и только своего «нового мирового» будущего в звездно-полосатых тонах.
Фантастика велика и беспредельна. И вместе с тем – мала и ничтожна. Почему? Потому что именно в фанта-стику врываются, влезают, вползают, протискиваются все кому не лень. Такая вот диалектика (если кто-то ещё в нашем нынешнем Россиянолэнде помнит про диалекти-ку). В фантастике есть всё: и горние выси, и холмы с пригорками, и буераки, и полное болото, отстой. Мне, редактирующему журнал «Приключения, фантастика» шестнадцатый год, это известно достаточно хорошо. В литературе вообще много проблем. А в фантастике их и не перечесть. С известного времени, когда издание книг поставили на спекулятивно-коммерческий конвейер, все барьеры сломаны, дамбы лопнули – и «рынок фантасти-ки» затопило, как какой-нибудь ветхозаветный заокеан-ский Новый Орлеан, со всеми вытекающими из америка-ногенной пошлости и дурости последствиями. И вот представьте себе этот Нью-Бедлам после кровавого вих-ря-цунами «перестройщины» и сокрушительного русско-го урагана Катюша (Катрин). Где-то на верхних этажах ещё держатся последние вымирающие зубры советской и русской фантастики, на фонарных столбах висят пове-шенные и правыми, и левыми, затюканные «национал-шовинисты», внизу кромешное болото с аллигаторами, акулами книжного бизнеса и хищными русалками, а по кочкам прыгают «серийные» мародёры…
Бытовая литература, за редким исключением раскру-ченных «звёзд», не даёт прибылей и сверхприбылей. Прибыли дают «физиологические» женские «романы про любовь» порно-фекально-стервозного содержания, нар-коматерщиннический и копрофагофильный «постмодер-низьм». Фантастика и криминал дают хотя бы заработок, и при том не столь позорны и грязны, как вышеупомяну-тые «физиологические» тексты… Видимо, это и прима-нивает к ним сотни авторов-сочинителей. И одновремен-но отпугивает одиночек-писателей. Сочинителей пруд пруди. Благо головы у всех забиты подсмотренными те-мами и вычитанными сюжетами, а писать худо бедно научили в школе… И вот тут наваливаются такие про-блемы, что нам, редакторам, хоть волком вой…
Проблема первая. До шестидесяти процентов всех сочинителей ничего своего не сочиняют, а тупо и слепо копируют англо-американских фантастов Гаррисона, Саймака, Желязны и прочих. Они меняют имена – Билла, скажем, на Джека или Джона (но никогда не на Петра или Ивана), меняют и перемещают события, «усилива-ют» их на свой лад – и в результате мы получаем на мага-зинных полках отечественно-«зарубежную» псевдоаме-риканскую фантастику третьего сорта – фантастику про «импортных» героев в «импортных» обстоятельствах. Сочинители-попугаи сродни россиянским поп-группам, отчаянно желающим выглядеть «натуральными амери-канцами» (сами американцы над усердными «попугаями» снисходительно посмеиваются – попки-дураки никогда не вызывают уважения, особенно холуйствующие). Книг таких сочинителей навалом везде. На них клюет неиску-шенная молодёжь (как и на попсу), ищущая всего им-портного и, стараниями сволочей-«перестройщиков», презирающая и ненавидящая всё русское (по незнанию и привитому демократами тупоумию*). Но ни к фантасти-ке, ни к литературе это памперсное «вторсырьё» не имеет отношения. Это сэконд-хэнд. Тут, вдобавок, большой и коммерческий расчёт на «эффект узнаваемости». Цени-телей настоящей фантастики не так много, это известный в среде фантастов факт, а массовый потребитель любит, чтобы всё шло по знакомому шаблону – и лучше по шаб-лону заграничному, тому самому, который уже пятна-дцать лет всеми силами россиянских средств массовой пропаганды вбивают в пустые головы юного поколения «новых русских», из которых делают старых американ-ских дебилов. Кстати, все «русские проекты» так же ле-пятся по англо-американским шаблонам, но уже со сме-ной имён. Эта смена вовсе не урезает глянцевого «звёзд-но-полосатого» Будущего. Оно прёт из каждой дыры. «Йес! Я сделал это! Вау-у!!!» Конвейер работает беспе-ребойно. Конвейер поголовной идиотизации нашего и без того замороченного забугорными сластями народонасе-ления. Итог совокупной работы ретивых демократоров-американизаторов – детские сады и школы (лицеи, кол-леджи) забитые бедными детьми с именами, какими пре-жде на Руси награждали лишь собак, кошек и канареек… Ещё два десятка лет – и у нас не останется ни одного Са-ши и Пети, а будут сплошь Джеки и Энтони со Стефа-ниями и Роз-Мари-Ноэмиями… Нет, не воодушевляй-тесь, второй Англии или третьей Америки у нас не полу-чится. Получится третьесортная Верхняя Вольта, насе-ленная туземцами-аборигенами с заёмными кличками. Мало и без того над нами потешается весь мир – мол, экие они, «новые русские», попугаи и обезьяны, – ну, прямо всё переобезьянничали, почти как настоящие лю-ди! Впрочем, мы не про это, мы про сочинителей, кото-рые живут у нас, зарабатывают на нас, но сочиняют не про нас. Это они ткут паутину ненашего будущего, при-учая нас к тому, что нашего будущего у нас не будет.
Проблема вторая. Кинематографичность фантастики. Опять-таки, заёмная. Юные и не очень юные сочинители, насмотревшись красивых голливудских фильмов, от из-бытка чувств «берутся за перья» клавиатур – и выдают на гора тонны очередного вторсырья всё про тех же «им-портных» Сэмов, Биллов, Джеков, Джонов в «импорт-но»-голливудских декорациях. В их «будущем» и в их «вселенных» существуют только американцы и инопла-нетяне. Кстати, американские авторы про русских не пи-шут. Получается абсурд: американские фантасты создают «американское будущее» и русские фантасты создают всё то же «американское будущее». Прекрасно! Доморо-щенные мёртвые души. Гоголя на них нет. Часть сочини-телей, усмотревшись Тарантино, специализируется на похождениях вампиров, и опять-таки вампиров голли-вудского пошиба. Наиболее способные и талантливые (по-своему) не копируют слепо и тупо, а строчат «каль-ки», то есть переносят «импортные» события на отечест-венную почву. При этом страшно задуривая головы чита-телю (а потом и зрителю) философствованиями про хо-роших вампиров и плохих вампиров – они чисто по-русски мучительно ищут ответ: кто из них лучше, плохие или хорошие, кто виноват, что они стали вампирами, и что делать? Выражаясь современным сленгом, они так «грузят» читателя, что тот сам начинает думать, а не «иной» ли он?! Это уже ближе к литературе. Но ещё дос-таточно неуклюже и смешно. В результате рождаются новые поколения сочинителей и читателей – «иные», они не из «этой страны», хотя родились в России, они из «ци-вилизованного мира», потому что, дескать, он им духов-но ближе (при этом «духовности» нет ни в них, ни в том мире, которым они живут). Гибриды. Мёртворождённые.
Есть профессионалы, которые работают под «кинема-тографичность» - они лепят романы из «кадров», из уже готовых к восприятию «картинок»-образов. Это профес-сионалы, писатели… но писатели-конъюнктурщики, ни в Беляевы, ни в Павловы с Булычевыми они не годятся. В фантастике, как и в Литературе вообще, главное, иметь своё «я» - быть личностью, а не копиистом – и при этом ещё немного уметь п и с а т ь. Сочинять и записывать – это одно, а п и с а т ь - совсем другое. Ибо Михаил Бул-гаков – писатель, а, скажем, Анн и Серж Голон (Анна и Сергей Головнины) – сочинители. А у «иных» вообще нет имён – они просто глянцевые переплёты с глянцевы-ми импортными героями. Плакаты. Под названиями: «Как прекрасно живётся в Америке!» или «Жить в США стало лучше, жить в США стало веселее!»
Проблема третья. Фолк-фантастика, фэнтези, фэнт-готика всё больше вытесняют с полок научную, боевую, развлекательную и приключенческую фантастику. В этих жанрах на тысячи поделок – одно литературное произве-дение. И, что самое нелепое, именно тут процветает по-вальное, массовое попугайничание, обезьянничание, ко-пирование. Ивановы, петровы и сидоровы сплошь пишут под копирку про благородных донов, сэров, пэров и хер-ров, про сиров, арчибальдов, эсмеральд, кабальеро, маги-стров, маэстро и гроссмейстеров, придумывают свои «средиземья» и «межеумья». Сплошное межеумочное внелитературное пространство расшалившихся митрофа-нушек – всё здесь на уровне стенгазеты прежних времён, растиражированной и облаченной в столь же межеумоч-ный и броский американоидный глянец. Но если на этом поле появляются русофобские изощрённо-«талантливые» фолкпародии Михаила Успенского, с его тонкими и бес-пощадными издёвками над «этими дураковатыми» рус-ско-былинными героями, то следом на читателя обруши-вается целая лавина «пародий» откровенно злых и зло-умных, где от русских Иванушек да Василис не остаётся и мокрого места. Похоже, что сотни рьяных сочините-лей-«мародёров» сидят на короткой цепи и ждут, когда их спустят на какую-нибудь новинку-новацию, дабы изо-рвать её на тысячи клочьев и растащить по тысяче изда-тельств. И опять … сплошной сэконд-хэнд. Вторичные мысли и вторичные сюжеты, прошедшие через вторые, иногда не очень чистые, руки. Россиянская «статуя сво-боды» - из картона и пластилина, с ведром на голове и морковью вместо носа. Но со звездно-полосатым флаж-ком в вялой руке мёртворождённой нежити. Попугаи, перепопугаивающие выдуманную чужую жизнь.
Проблема четвёртая. Разрушена могучая «академи-ческая» школа фантастики Беляева, Брэдбери, Ефремова, Мартынова, Лема, Казанцева… Пишущие нынче не берут от титанов ничего. Будто их и не было. Зияющий провал. Хотя и «титаны» типа Беляева нам строчили всё больше про заморских ихтиандров и гуттиэр… Ладно, что хоть не лебезили перед донами зуритами. Нет продолжателей. Зато сотни подражателей у Стругацких. Да, братья Стру-гацкие это школа, хотя в поздних вещах и не для русских, но школа, это бесспорная классика, с червоточиной «го-нимости и избранности», но уже классика, это уровень*. Но их ученики?! Ежегодно десятки таковых собираются и вручают друг другу премии. Это хорошо. «Время уче-ников», так и называется один из сборников подражате-лей. Но покажите мне хотя бы одного из этих «учени-ков»-подражателей, который достиг бы уровня «мэтров», непримиримых борцов с великорусским шовинизмом (прямо литературные ленинцы какие-то!). Их нет. Есть школа. А писателей (после Стругацких) в их школе нет. Есть сочинители «на тему» и «в развитие» - приемы те же, обороты и прибаутки те же, деление мира на «гони-мых» и «гонителей» то же, что и в поздних романах братьев Стругацких… а литературы не получается. У Стругацких получилось. У сотен подражателей – кальки, копии, пародии и то же самое вторсырьё, сэконд-хэнд. И что интересно, копиисты калькируют поздние, мрачные повести «классиков» – плоды обострившейся с возрастом мании преследования – копируют, доводя до абсурда. Но ни один даже не попытался написать новую «Страну баг-ровых туч» или «Далёкую Радугу» - те вещи, которые и сделали Стругацких «классиками». Ученики старательно копируют вялые, явно неудавшиеся романы братьев-«классиков» «Гадкие лебеди», «Отягощенные злом» с их гаденькими расистскими рассужденьицами. Зло кальки-руется проще. До Добра надо дорасти. До зла можно ска-титься. Стругацкие своим ранним талантом на десятиле-тия вперёд подавили всех своих усердных компиляторов-продолжателей. Итог известный: гора породила мышей, клопов и тараканов. Но что интересно, школы нет и у пишущих «от самих себя», безо всяких школ. Мне трудно оторваться от захватывающе-талантливых повестей ма-лоизвестных Чернобровкина, Вотрина и Волознева, но я просто не могу читать многотиражных Бушкова, Голова-чева, Лукьяненко… Почему? Потому что там читать не-чего. Там русские растворяются в нерусском, как у Ма-карушки Нагульнова. На наших глазах писатель Юрий Никитин превращается в сочинителя Юрия Никитина, то же происходит и с талантливейшим Сергеем Алексее-вым, перемудрившим самого себя и в велеречивой тай-нописи разучившимся писать (вспомним его «Рой» и «Слово», которые на три порядка выше всех «вальки-рий». Между нами говоря, Алексеевские валькирии и иже с ними, это какой-то дед Лука из горьковского «На дне»). И всё равно – «луч света» в американском звёздно-полосатом царстве. Луч мятущейся русской души.
И проблема пятая, главная. Писатели настоящие, пи-сатели от Бога, русские, бегут от фантастики, как черти от ладана. Пугает их не сам жанр, а то, что ненароком можно очутиться в этом болоте с аллигаторами, русалка-ми и «мародёрами», из коего и выбраться потом сложно и отмыться от его грязи невозможно. У писателей истин-ных фантастика, «криминал» ассоциируются с той же попсой, шоу-бизнесом, бук-бизнесом и прочей тусовоч-но-коммерческой вознёй. И часто здесь происходит под-мена понятий: откровенно конъюнктурно-коммерческих сочинителей типа Сорокина, Пелевина, Ерофеева запи-сывают в «серьёзную» литературу, вставляют в хресто-матии – и это при всей их шоуменской попсовости и по-луграмотности, а тех же Стругацких, философов и пси-хологов, - в фантасты. Дезориентация в понятиях и клас-сификации, дезориентация в умах. Копиисты и сочини-тели, особенно перелицовывающие импортные камзолы в россиянские кафтаны, снижают уровень фантастики до шоу-болота. Из-за них, да из-за подражателей, из-за «ма-родёров»-сериальщиков мы и рассуждаем постоянно – литература фантастика или нет? Забывая отделять зерна от плевел. А суть проста. Фантастика, написанная писа-телем – литература. А состряпанный сочинителем и на-хваленный пиарщиками «постмодерн» - прошу проще-ния, с точки зрения профессионала, халтура. Сочините-лей тьма. Но и писателей, особенно у нас на Руси, совсем не мало. Настоящих талантливых, одарённых Писателей. Писатели лишены нахрапистости и пронырливости сочи-нителей. Писателей мучают комплексы, они борются с собой, уступают место под солнцем… хотя каждый здра-вомыслящий человек понимает, что лучше иметь в стра-не в год два-три десятка настоящих книг, написанных настоящими писателями и изданных хорошими тиража-ми, чем тысячи второсортных копий, состряпанных шу-стрыми копировальщиками. Сочинители-подражатели оккупируют издательства, берут их штурмом и на измор. И издательства, вместо того, чтобы идти на поклон к на-стоящему русскому писателю, вымаливать пусть одну, но настоящую книгу, лепят псевдоамериканский сериал за сериалом, торгуют коммерческой псевдоимпортной жвачкой. Надолго ли их хватит? Если не прервать этот процесс наркотизации примитивной сэконд-хэндной поп-фантастикой всё новых и новых поколений – то очень надолго. Прервать коммерческий процесс в условиях об-щества «развитой рыночной демократии архантропов» силой невозможно. Возможно только произведениями высокого уровня. Они не вытеснят литпопсу полностью никогда, природа и общество не знают идеалов. Но они зададут тон. Осознание того, что внутри общества есть высокое, добротное и подлинное, поднимает само обще-ство. Это уже неплохо. Это как светлый Храм над тряси-ной с аллигаторами, мародёрами и болотными русалка-ми. И ещё, мы должны признаться, что в области быто-вой прозы, реалистической литературы практически всё сказано классиками Х1Х-ХХ веков. Лучше мы не напи-шем. Они же показали нам, пишущим ныне, дорогу в бу-дущее – сверхреализм, выход за пределы реализма, аван-гардизма и постмодернизма. А это, попросту выражаясь, фантастика. Русская фантастика – Литература, где есть место Русскому Будущему и русским в будущем.
Фантастику должны писать писатели. И если Гоголь с Булгаковым, Алексеи Толстые (оба) с Леонидом Леоно-вым не брезговали фантастикой, то почему бы Юрию Полякову с Александром Сегенем, Владимиру Личутину с Сергеем Есиным, Александру Проханову с Юрием Козловым, да и многим иным русским писателям не по-пробовать себя в жанре сверхреального? Ведь писатель, в отличие от сочинителя, он везде писатель – и в публици-стике, и в «серьёзной» прозе, и в драматургии с поэзией, и в запредельном вымысле. Настоящему Писателю не грех пробовать себя в каждом жанре, а заодно тем самым и поднимать планку жанра повыше… И здесь не надо быть снобом. Я давно подметил, что люди, читавшие фантастику сызмальства, как правило, обладают не толь-ко значительно большим кругозором, чем наши прочие весьма образованные в сравнении с внешним миром гра-ждане, но и более высоким интеллектом. Писать для та-кого круга читателей – пристойно и достойно. Я абсо-лютно уверен, что фантастика – это Литература Будуще-го. А какое будущее у неё самой, определять нашей пи-шущей братии… Мне бы на страницах журнала «При-ключения, фантастика» хотелось бы видеть Литературу. У читателей, судя по многочисленным письмам, то же мнение. Хватит копировать, хватит жевать давно изжё-ванную жвачку. Пора писать. Настоящую Фантастику.
Пора проектировать Наше Будущее.
А у Штатов с их прихлебателями будущего нет. Они изжили себя в прошлом. В настоящем – агония. Стоит ли продлевать конвульсии этой нежити нашими россиян-скими псевдолитературными выкрутасами? Наше ли это русское дело? Оглянитесь, на плечах каких титанов и ис-полинов – русских титанов и исполинов – мы стоим!
У Великой России великое будущее. И его не отнять.
Proudly powered by e107 which is released under the terms of the GNU GPL License.